Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

princess

полина барскова

Подъезжаем мы к тоннелю - нет ещё заката,
Выезжаем из тоннеля - вот вам и закат.
Да и ветер бьёт окно, словно как в Чикаго.
Я там лично не была, но так говорят.

Плывёт солнце по воде, как по борщу свёкла,
Остановили мы машину, вышли посмотреть.
У всех домов по всем холмам покраснели стёкла.
Читатель ждёт уже сравненья - как глаза - ну на, лови его скорей.

Итак, въезжали мы в тоннель, не было заката.
День доблёскивал своё, жмурясь и ленясь.
А теперь - и верх и низ - одна великолепная цитата
Из тебя да из тебя да из тебя опять.

Что же делать мне с тобой, куда тебя деть мне.
Что же делать мне с собой, кому себя дать мне.
Саломея-Саломея, на что он тебе?
Безжизненны его уста, безжизненны объятья...
Всё так. Но после встречи с ним больше о себе
Я не думаю, верней, думаю, какою
Себе видит он меня, если вообще.
С тех пор, как встретила его,
Рифмуются с тоскою
Все слова, что знаю я. И, кажется, вотще
Отчим мой меня дарит каменьями и прочим
Мусором волшебных гор - не обломится ему.
Потому что одного не знает милый отчим:
Он не знает почему, и я не знаю почему.

А ты знаешь, но молчишь, знаешь, но не скажешь.
Культпросвет и пролеткульт - не твоя стезя.
Горьким мёдом, сладким льдом по губам ты мажешь.
Можно чувствовать, вдыхать - проглотить нельзя.

(no subject)

ветер и облака, круговорот рассветов
солнечный луч дробь град через раз шевелит гардину
скоро уже прохладное и пустое лето
перевалит за середину

сколько еще дни коротать в безделье
взглянешь на календарь – без ножа режет
может стрясем долги наскребем денег
уедем на побережье

что еще связывает? дом опустел. в прихожей
вечером задержаться невыносимо
что-то в углах сырое, темное и похоже,
будто еще по-прежнему пахнет псиной.
s&w

(no subject)

Для чего ты приехал в телеге, груженной зерном,
В этот каменный сад, в этот ларчик с окованным дном,
Где ни слова, ни вздоха?
Молчаливые стены несут отпечатки имен,
И неведомый смотрит монах из высоких окон,
Как проходит эпоха.

Под суровой стеной через дождь пробивается дым,
Как при старом режиме, и весело пляшет под ним
Неприметное пламя,
Или новый закат опускает пурпурный намёт,
И горбатая площадь цветет
Золотыми углами —

Ненадежное зрение! Корень для множества тайн.
Не всегда и пойми-разберешь, это город-Китай
Или город-собака на Сене
Но за эту растерянность, право, себя не кляни,
Ведь рассудок слабеет равно в Кадашах и Клюни
Перед ночью весенней.

Все плывет и мешается — словно бы прошлого нет.
Сам не зная о том, улыбается правнук, как дед,
На чужих берегах принимая победную флягу,
И в последних санях, совершающих медленный путь,
Беспощадной веселой соломе готов присягнуть,
Точно рыжему флагу, –

До себя ли уже, если вспыхнут такие огни!
Эй, ленивый возница, на Гревскую площадь гони,
Если нету Соборной —
Все равно поднимаются где-то войска из зерна,
И крестьянские древние глухо звучат имена
В коридорах Сорбонны.
princess

медея

волшебница медея смирена:
теперь она примерная жена

ликуй, герой, спаситель городов,
гимена славь на тысячу ладов:

царевна отреклась от прежних чар!
теперь ни наводненье, ни пожар -

ничто не угрожает торжеству.
сдалась супругу - молодому льву,

и уж не львица - агница она,
когда в толпе подруг, укрощена,

она идет в нарядах дорогих,
ничем не отличаясь от других.

учитесь, девы: как она строга,
когда она сидит у очага

и вместо диких трав своей родни
жжет только разрешенные огни.

чужую речь покорно заучив,
она твердит молитвенный мотив,

приносит жертвы, масло тихо льет -
но местный бог не слушает ее.

обрядами его не обмануть.
он видит неподатливую суть.

и как ни бейся, все слова не те:
не слушает и не дает детей.
vs the world

про то, че я ваще делаю

1. дорогие друзья-историки, назрел вопрос. приходилось ли кому-то из вас заказывать research в иностранном архиве? нужно поискать примерно "то не знаю что" в одной точно обозначенной коробочке в архиве гуверовского института, стэнфорд. не очень знаю, что предпринять. сразу отказываться не хочется, потому что бумажки могут оказаться полезными, но оплата местных архивистов у них почасовая, а объем архивного дела может оказаться довольно большим. не влетит ли в копеечку? и еще, не очень понятно, в какой форме предоставляются результаты. я, например, просто хочу, чтобы мне все отсканировали и прислали, но так ведь не делается? а поскольку это примерно то-не-знаю-что, то заглазно чужому розыску, проведенному на неродном для архивиста языке по такому расплывчатому запросу, доверять не хочется. ваши советы?
ну и если кто-то из друзей или друзей друзей внезапно в стэнфорде или поблизости и мог бы от моего лица заглянуть там в библиотеку (скажу точно, куда идти и в каком ящике копаться), моя благодарность не будет знать границ. *документы написаны (скорее всего) по-русски, почерк читается легко.

2. в прошлое воскресенье со мной случилось вау. история такая: я приехала в париж искать личную переписку одного русского еврея-социалиста, уехавшего в европу от притеснениев царизма. фамилия его такая, что искать очень неудобно: бернштейн (гугл особенно ретиво выдает леонарда бернштейна, потому что нашего героя зовут леон). но из каких-то косвенных источников мне повезло выяснить, что у него во франции родился сын, по имени мишель. этого сына оказалось возможно отследить потому, что он в войну настолько активно участвовал в движении сопротивления, что его даже занесли в биографический словарь героев, собственно, сопротивления. в конце словарной статьи - маленькая приписка: имеет дочь, зовут мишель. (магия французского языка: michel - это мальчик, а michèle - девочка). окей, мишель бернштейн-2, давай тебя тоже погуглим. дело почти безнадежное, но о чудо, выясняется, что ее тоже можно найти, потому что она - внезапно! - один из основоположников ситуационистского интернационала, первая жена ги дебора и, что немаловажно, писательница, чей роман был недавно переиздан. письмо в издательство, телефонный звонок, и вот я уже пью чай в ее гигантской квартире в районе кладбища монпарнас, а она курит какие-то дикие травяные сигареты и рассказывает про деда.
какая-то просто факин невероятная магия.
vs the world

frozen prayer upon my lips



Если неуслышанное, несказанное
Слово не сказано и не услышано, все же
Есть Слово несказанное, Слово неуслышанное,
Есть Слово без слова.
Элиот.


в это зимнее утро не знаешь, зачем себя разбазаривать,
как засеивать снежное поле зерном горячим
вот метель развернула свое дырявое знамя,
в нем светит зарево,
делает нас незрячими

непроглядный снег качается над плечами, легко и грозно,
замирает речка, речь замерзает комом
собеседник не отвечает.
и все становится розовым,
незнакомым

ни лица своего, ни рук, ни души, ни прошлого
не узнаешь уже, даже если приставят зеркало,
- только сердце в горле да зерна эти вокруг - безрассудно брошены
и почти померкли.

кто склонится их подобрать, отряхнет с них песчинки инея?
бесприютный ветер носится в поле голом
мой возлюбленный, друг и брат, я не помню твоего имени,
слышишь ли ты мой голос? -

но пурга уже в двух шагах, и напрасно, и поздно спрашивать,
прорастет ли зерно, суждено ли колосу шевелиться.

пламя бесится над снегами,
красит розовым и оранжевым
наши лица.